+
4 книги, которые выведут из «читательской комы»
186
12
Наверх

4-books-to-bring-you-back-to-reading-00

Книголюбы бывают разными. Кто-то читает взахлеб несколько книг одновременно, кому-то удается начинать новый день с новой книгой, кто-то владеет техникой скорочтения и чтения по диагонали, кто-то подходит к процессу со всей ответственностью и вникает в каждую написанную запятую, а кто-то читает очень редко, но метко.

Но сколько бы нас таких ни было, с каждым хоть раз в жизни случалась «читательская кома», когда читать совсем не хочется, а если и хочется, то не можется, потому что «неинтересно», «скучно», «вяло», и вот уже пятая недочитанная книга подряд возвращается на полку.

Я без ложного хвастовства могу сказать, что отношусь к тем, кто читает много и быстро: авторы один за другим сменяют друг друга, калейдоскоп героев, сюжетов, мыслей и слов кружит голову, ненасытное эго книгочея мурлычет от беспрерывного потока захватывающих картин и постоянно требует хлеба и зрелищ, — и когда меня настигает это апатичное состояние нестояния, я страдаю.

Мир становится серым и неприглядным, еда невкусной, а небо над Колизеем уже не такое голубое, и это не потому, что у меня эмоциональный диапазон как у зубочистки, а потому, что «колыбель моя была в библиотеке».

Чтобы вернуться к жизни, мне требуется ударная доза легкости и сарказма, приправленных интригой и беспрерывной рефлексией. Как правило, реанимацией поочередно занимаются Пелевин, Хемингуэй, Гришковец и Вудхаус. Каждый из них обладает таким колоссальным запасом харизмы и обаяния, что способен пробить любую оборону. Спорим, вы не станете исключением?

4-books-to-bring-you-back-to-reading-01

1. «Дживс, вы — гений!», П. Г. Вудхаус

«Что касается меня, я считал, что спасти положение может только своевременное выступление дипломата-златоуста, но если ты знаешь про себя, что ты не дипломат и не златоуст, то лучше помалкивать, и потому я молчал».

Если до этого дня вы не знали о творчестве английского писателя сэра Пелама Гренвилла Вудхауса, вам несказанно повезло, потому что первое знакомство с ним обещает быть незабываемым.

Классик британского юмора написал уморительную историю о дружбе аристократа Берти Вустера и его камердинера Дживса, которая увлечет читателя в мир чопорных, но вместе с тем добродушных англичан. Колоритные герои, лучезарная Англия и здоровый юмор — лучшее лекарство от хандры.

2. «Чапаев и пустота», В. Пелевин

«— А голова твоя где?

— На плечах.

— А плечи где?

— В комнате.

— А где комната?

— В доме.

— А дом?

— В России.

— А Россия где?

— В беде, Василий Иванович».

Возможно, не все согласятся с тем, что Пелевин — реаниматолог всех времен и народов, однако именно он неоднократно спасал меня от беспросветной темноты.

Едкая и многослойная повесть об умалишенном поэте по имени Пётр Пустота не только заставит мозг шевелить заскучавшими шестерёнками, но и сомневаться в том, что он — это он, а не какая-нибудь селезёнка.

Виктор Олегович так виртуозно обращается с сюжетом, перебрасывая читателя из одной реальности в другую — вот тебе война и Чапаев, а вот тебе психиатрическая больница и Шварценеггер, — что в середине книги начинаешь невольно щипать себя, чтобы не потеряться в этом бесконечном потоке иллюзий.

«Чапаев и пустота» — книга, которую читать непременно с карандашом.

4-books-to-bring-you-back-to-reading-02

3. «Фиеста», Э. Хемингуэй

«С закрытым ртом она была очень недурна собой».

Хемингуэй всегда действует успокаивающе. Его размеренная манера письма влюбляет с первых страниц и не отпускает до самого конца.

«Фиеста» воистину опьяняющая книга о «потерянном поколении» — неприкаянных душах, которые пережили Первую мировую войну и теперь пытаются снова обрести покой в бокале вина, страстях и праздных шатаниях по городу.

И несмотря на то, что многие, на мой взгляд, несправедливо сводят синопсис романа к истории любви жалкого импотента и стареющей проститутки, книга Хемингуэя полна очарования и вкуса.

Его произведение не отличается богатым многообразием языка, напротив, это довольно скупой на лингвистические изыскания текст, но именно этим он подкупает, окутывает читателя дыханием эпохи, проникая глубоко в сознание.

4. «Следы на мне», Е. Гришковец

«Я догадывался, слышал, читал, но не знал, что писатели, художники, артисты… Все эти люди творчества… Мы в своих книжках, картинках, спектакликах намного интереснее, живее, забавнее и больше, чем в жизни. Мы поэтому-то все и делаем… Пишем, рисуем, играем».

Первая мысль, которая приходит в голову при упоминании Евгения Гришковца десятилетней давности: «Хорошо». Это такое очень мягкое, осязаемое «хорошо», напоминающее дуновение свежего июньского ветра.

Книга «Следы на мне» вышла в далёком 2007 году, когда Гришковец еще не вымучивал очередное коммерческое «дитя», а фонтанировал качественной и яркой прозой.

Гришковец очень человечный автор, читая которого, не воспринимаешь его Творцом, небожителем, который довлеет над зрителем. Скорее, он представляется говорливым знакомым, жаждущим обсудить погоду за окном и коллегу по работе.

Творчество отечественного прозаика — это всегда разговор по душам без лишних экивоков в угоду авторскому самолюбию о том, что происходит с каждым из нас.

03 октября 2016
Автор: Анна Кузина
186
нравится 186 комментарии 12