+
Рассказ «Абсолютно чистый по цели ход»
50
Наверх

Каждые две недели мы публикуем рассказ Марии Фарисы из новой книги «Лучше журавль» — пятьдесят коротких историй о том, что лучшая ставка в жизни — это ставка на неизвестное, манящее, окрыляющее.

Сегодня мы хотим поделиться рассказом «Абсолютно чистый по цели ход», а остальные пронзительные и вдохновляющие истории Марии вы можете прочитать в нашем блоге.

Каждая большая любовь начинается с трёх маленьких обманов.

Милорад Павич

Разглядывая один из глубочайших каньонов в мире, землю индейцев навахо, я старался не корить себя за упущенный чемпионский титул. Но красота не всегда отвлекала. Перед глазами то и дело всплывали сбитая ладья, две пожертвованные пешки…

— Были и хорошие комбинации, чёрт побери! — бросил туда, где открытой раной зияли четыре земные эры. — Надо же завалиться на коротких партиях в финале! Почему мне никак не даются блицы?



Во рту стало горько. Я полез в карман за карамелькой, но неожиданно мне под ноги упала тетрадка. Я оглянулся: хозяин предмета уходил с верхней смотровой площадки. Я побежал за ним, хотел спросить, не случайно ли он обронил бумаги.

Тот человек шёл решительно, быстро. То размахивал руками, то усмирял их в карманах. Головой крутил так, словно искал кого-то. Наконец остановился, отёр ладони о штаны и замер на соседней смотровой площадке. Расстегнул рюкзак и достал бинокль. Рядом с ним молодая женщина старалась сама себя снять фотоаппаратом. Я поспешил к ней, чтобы предложить помощь, но она уже тронула за плечо хозяина упавшей тетрадки. Когда увидела его лицо, вскрикнула:

— Дони? Боже, Боже…

Он поглядел на неё так, словно пытался вспомнить. Через несколько мгновений произнёс осторожно:

— Гордана?

Она закивала быстро, глаза намокли.

— Вот это встреча! Как ты здесь оказалась?

— Путешествую после гастролей. А ты?

— Путешествую тоже.

Женщина протянула ему руку. Он сделал вид, что не заметил её жеста. Поглядел в бинокль. Она опустила ладонь на ограду.

— Даже не верится, что когда-то эта река текла по равнине.

— Да подожди ты про реку. Я столько лет ничего о тебе не знаю. Спрашивала у мамы, но никто из наших…

— Уехал из Котора сразу после того, как ты пропала.

Женщина заглянула ему в лицо.

— Ты злишься?

Он усмехнулся:

— Нет, что ты. Только так и не понял, почему ты не попрощалась.

— Боялась.

— Чего?

Она замялась.

— Думала… — остальные слова застряли меж её губ и с трудом просочились в воздух. — Думала, ты любил меня сильно.

Он присвистнул, наблюдая в бинокль за полётом птицы. Женщина стояла рядом, в тот миг единственной краской на её лице была помада. Я понял, что она вот-вот заплачет. Хотел подойти к ней, чтобы отвлечь каким-нибудь пустяком, но она снова обратилась к мужчине.



— Дони, не злись, не надо. Я тогда не от тебя убежала.

Её собеседник разглядывал медную толщу песчаников, известняков, сланцев.

— Они нашли мне мужа, договорились со священником в Будве.

Дони покосился на неё, всё ещё держа бинокль перед глазами.

Женщина продолжала:

— Ты же продавал спичечные корабли туристам.

— И кем был тот, другой, которого они сочли достойным?

— Хозяином ресторана, двоюродным братом Винко.

— Отличная партия, чего же ты убежала?

Она посмотрела на него с неприязнью и перевела взгляд на дно каньона.

Мужчина протянул ей бинокль и спросил:

— Куда уехала?

— Бабушка в Тивате выделила мне комнату у себя в доме, научила играть на пианино. А потом как-то всё пошло, начались гастроли. За зелёными горами, в мире, который от нас скрывали, оказалось так интересно…

Она вернула ему бинокль, кажется, так ничего и не увидев.

— А ты чего уехал из дома?

Он пожал плечами.

— Стало меньше туристов. Кораблики не продавались.

Дони подмигнул ей и улыбнулся. Её глаза заблестели в ответ на его улыбку.



Я отошёл, сел на скамейку, из любопытства открыл тетрадку: на всех страницах были записаны в столбики города и даты. Первая запись сделана десять лет назад, а рядом подписано «Будапешт». Затем другие месяцы, года, столицы Европы. Промежуток в три года со знаком вопроса, а за ним числа и места сначала в Канаде, затем в Соединённых Штатах: Бостон, Нью-Йорк, водопад Ниагара, Сан-Франциско, Лас-Вегас. Последняя запись была: «Гранд-Каньон», а рядом — сегодняшняя дата.

Я хлопнул себя по коленке.

— Абсолютно чистый по цели ход ! Гениально!

В конце тетради, под скрепкой, обнаружил газетные и журнальные вырезки на разных языках мира. Все они были о пианистке Гордане Морич. На фото та самая женщина, с веснушками и робкой улыбкой, принимала от публики цветы и аплодисменты. Я поглядел на пару: они уже шли к другой смотровой площадке, примешивая свои тени к теням пихт и сосен. Глядели лишь друг на друга, художественная коррозия почв их больше не интересовала.

Я размахнулся и бросил тетрадь с обрыва. Наблюдая за танцем газетных вырезок на ветру, понял почему проиграл все партии в блице: есть игроки, которым для хорошего хода необходимо время. Мы с Дони принадлежали к их числу, как оказалось.

17 июня 2017
Автор: Мария Фариса / Фото: India Earl
50
нравится 50 комментарии 0