+
Рассказ «Авантюрин»
82
2
Наверх

fariza-avantyurin-04

Раз в две недели мы публикуем один из рассказов авторства Марии Фарисы, которые вошли в её книгу «Авантюрин». Мария победитель литературных конкурсов, журналист и автор статей о путешествиях для Forbes, Conde Nast Traveller, «Афиша-МИР», Buro 24/7, «Вокруг Света» и других изданий. Она посетила более шестидесяти стран и из каждой поездки старается привозить не сувениры, а интересные истории. Короткие и яркие сюжеты о людях со всего мира, от Вьетнама до Гватемалы, от Мексики до Италии, которые Мария подслушала, подсмотрела, придумала за время работы журналистом по всему миру.

Представляем вашему вниманию рассказ «Авантюрин», давший название всему сборнику. А ранее опубликованные истории читайте по ссылкам: «В кокосе», «Путеводитель», «Холод над озером».

fariza-avantyurin-02

Мы сидели на застеклённой веранде, со всех сторон обдуваемой ветрами. Йорк засунул кончик сигары в гильотину и произнёс:

— Хочу увидеть Рио-де-ла-Плата.

Голос выдавал в нём романтика, сутулость и дёргающееся веко — многолетнего узника офиса. Под старость Йорк мог наконец пожить в своё удовольствие: построить дом на холме с лучшим видом на бухту, нанять пять служанок с Гаити, купить длинную яхту и щеголять по Род-Тауну в капитанской фуражке. Но единственным капитаном на той веранде был я.

— Рио-де-ла-Плата? Просто залив коричневого цвета…

— Нет, нет, ничего не рассказывайте. Я всё хочу увидеть сам. Ваша задача — рулить.

— Там все порты пахнут не водорослями и дерьмом чаек, а жареным мясом. Удивительная штука…

Левое веко старика Йорка дрогнуло. Расторопная гаитянка звякнула кувшином с лимонадом о мой стакан.

— Яхта готова. Сколько ещё тянуть с отправлением? — Йорк начинал злиться. — Если ветер будет дуть с северо-запада, и ураган доберётся до Тортолы к концу недели, ни одна лодка не выйдет из бухты.

— Мне потребуется ещё несколько дней, чтобы как следует просчитать маршрут, — ответил я.

Глупости. Я мог вслепую довести его яхту до Рио-де-ла-Плата, но мне нужно было выиграть ещё несколько дней на острове. Она обещала привести «Авантюрин» в Род-Таун к началу сентября. Сегодня уже шестое. Я торчу тут с середины августа. Почти всё время провожу в баре у причала. Иногда поднимаюсь на холм, в дом Йорка, пью с ним джин. Показываю старику карты, размечаю маршрут, подпитываю его вскормленные Джеком Лондоном мечты о приключениях, а сам не свожу глаз со входа в бухту.

***

Разве могла она не выполнить обещание? Слава Богу, капитаны всегда держат слово. «Авантюрин» ударился боком о покрышки причала Род-Тауна в три после полудня восьмого сентября. Я сидел в портовом баре, и стакан джина захрустел в моей руке, когда я увидел Арину. Лёгкая, резкая, волосы на ладонь короче, чем в прошлый раз. Когда она скрылась в рубке с мотком верёвки на плече, я посмотрел на своё отражение в стекле. Взгляд лучше алколиметра показывал: три бокала джина, «много дряни, мало льда». В таком виде я не мог подойти к ней и решил отложить нашу встречу. К тому же по радио сказали, что ураган уже накрыл Пуэрто-Рико. Значит совсем скоро все капитаны засядут в барах и будут смотреть, как стихия треплет маленький никчёмный Род-Таун. А так как в Род-Тауне всего три бара, я обязательно встречу Арину в одном из них.

Я и раньше догадывался: главная из мойр, трёх сестёр, которые плетут людские судьбы, это та, что отвечает за случай. Лахесис распределяет шансы, играет совпадениями, разрывает нити судьбы или, наоборот, связывает обрывки. Это она в ночь на девятое сентября после пятого стакана джина опустила свою ладонь мне на затылок, стукнула лбом о стол и прошептала: «Дурак, ты её упустил».

***

Утром девятого сентября северо-западный ветер разогнал всех родтаунских петухов по сараям. Я, чисто выбритый, в свежей рубашке, выпил кофе в пустом баре на перекрёстке. Потом попросил стакан сока в заведении на главной улице — там её тоже не было. Зато в портовом баре, куда я заглянул съесть яичницу, за моим обычным столиком сидел мистер Йорк. Он уже знал, где меня найти, когда не отвечает телефон.

— Чёрт возьми, нам нужно плыть прямо сегодня! — воскликнул он, едва увидел меня.

Ветер забрасывал террасу листьями. Старая негритянка в пропалённом сигаретами фартуке едва успевала их подметать.

— «Вероника» пройдёт стороной, — сказал я Йорку и занял стул напротив двери.

— Ураган движется прямо на нас!

— Они всегда так говорят. Потом, как обычно, всё обрушится на Сент-Джонс.

Йорк подошёл к окну. Лодки в бухте прыгали на волнах, как девицы в кабаре.

— Пятнадцать тысяч, и мы отправляемся сегодня.

Он упёрся в меня взглядом. Я произнёс:

— Дай мне два дня. Только два дня, ладно?

Я вышел из бара, остановился у двери, чтобы закурить сигарету, и услышал голос негритянки в пропалённом фартуке:

— Он хороший капитан, мистер Йорк, но зачем же так убиваться? Есть и получше.

***

За следующие дни я вытоптал колею между тремя барами. В городе с двумя улицами я ни разу не встретил Арину, зато теперь знал в лицо каждого жителя Род-Тауна. Непогода усиливалась, бухту обложили тучи, птицы в лесу притихли, а портовые чайки, наоборот, подняли гвалт — плохой знак. Из бара на главной улице я позвонил Йорку и оставил сообщение на автоответчике: попросил ещё один день. Он не вернул звонок. Тогда я обрадовался отсрочке. Ещё не знал, что она означает.

Двенадцатого сентября «Вероника» накрыла Род-Таун. Капитаны сидели в баре у причала и наблюдали, как их лодки противостоят стихии. А я все эти дни так отчаянно смотрел на «Авантюрин», что не заметил, как исчезла яхта Йорка.

«Пятнадцать тысяч. Чёрт! — подумал я. — Зато теперь у меня есть всё время на свете».

— С кем уплыл Йорк? — спросил я у канадца Вогана, с которым мы вот уже три часа угощали друг друга виски.

Он откинулся на спинку стула и сдвинул брови к переносице.

— Кажется, с той, с «Авантюрина». Так, Габи? — Воган посмотрел на негра за стойкой.

Тот кивнул.

— Хороша… завидую Йорку, — процедил Воган.

— Мистеру Йорку нужен был капитан, — пробормотала уборщица-негритянка в пропалённом фартуке. Она постелила тряпку у двери и ткнула в меня пальцем. — Ты ушёл, а она пришла и согласилась на работу.

— Ага, — прогремел один из моряков за стойкой, — я видел, как она поехала с Йорком на его виллу. Два дня просидела там.

— Весело им было, представляю! — выкрикнул кто-то.

— Да, ладно! У старика в гареме пять мулаток. От белых Йорк устал ещё у себя в Айове.

Бар оживился. Я отвернулся к окну. Надо же быть таким идиотом: она привела сюда яхту, чтобы встретиться со мной, а я не вышел к ней из-за трёх стаканов джина. В тот вечер я больше ни с кем не разговаривал. Слышал, словно в тумане, как отодвигаются стулья. Почувствовал, как кто-то, прощаясь, похлопал меня по плечу.

Когда я отвёл взгляд от темноты бухты, от покинутого «Авантюрина», передо мной возникло лицо старой негритянки. Я посмотрел в её красные глаза и сплюнул на облезлые доски, прямо ей под ноги.

— Ладно. Не обижайся, — прошамкала она.

Старуха, к моему изумлению, села рядом и прижалась ко мне боком.

— Тебе не нужна была та работа, ведь так?

— Нужна, — огрызнулся я.

— Тогда ты везунчик. Тот парень, — она оттопырила большой палец в сторону посетителя в эквадорской панаме, — платит двадцатку за проводника до Монтевидео и обратно. Я сказала, что ты согласен. Так что с тебя пятьсот.

Я сжал ладонь негритянки, её усталые глаза улыбнулись мне. Это была она, та, которая сильнее судьбы. Это она проводит острым ногтем по крепким нитям жизни самонадеянных болванов, но она же даёт надежду, когда нет желания дышать. Это её пальцы я чувствовал на своём затылке восьмого сентября, но она сжалилась надо мной и дала второй шанс. Децима, Мойра, Тюхе, Лахесис, Фортуна — как бы её ни звали, сидела рядом со мной в баре в ту ночь перед плаванием до Монтевидео, двенадцатого числа.

22 декабря 2016
82
нравится 82 комментарии 2