+
Рассказ «Зыбучие пески»
57
2
Наверх

Сегодня мы поделимся с вами заключительным рассказом из серии «Авантюрин» в нашем блоге. Автор этого рассказа, Мария Фариса, посетила более шестидесяти стран и привезла из этих поездок истории, которые подтолкнут на что-то хоть чуточку авантюрное даже самых невозмутимых

Рассказы Марии небольшие, их легко читать. В то же время, ей отлично удается передать атмосферу  и настроение тех мест, о которых пойдет речь. Познакомиться с остальным рассказами из серии Авантюрин в нашем блоге можно по ссылкам:

«Думай об Аляске»«Самое длинное слово» ,«Бег с препятствиями»«Узор»«Водоворот», «Авантюрин»«В кокосе», «Путеводитель»«Холод над озером».


— Давай в Марокко?
— Нет, только не это, — ответила она и задумалась. — Не хочу снова в Африку. Теперь, когда у меня всё хорошо.
Я приподнял бровь.
— Уже рассказывала.
— Ничего ты не рассказывала.
— Может, всё это просто совпадение, но в Африку я больше ни ногой.
Она освободила ступни от туфель и вжала их в тёплые камни.
— Да что такое? Какое совпадение?
Она отхлебнула моего виски — на дне её стакана остался лишь лёд. Я жестом попросил официанта повторить. Она благодарно кивнула.
— Ровно десять лет назад я впервые приехала в Африку. К тому времени была замужем два года. Мы только купили новую машину и сняли квартиру попросторнее. Через несколько месяцев я должна была получить диплом. Старшая сестра приготовила мне место у себя в банке. Помню, как сейчас: сижу на песке с мужем, рядом плещется Красное море, он что-то читает, а я думаю о своей хорошей жизни. Знаешь, мама довольна, всё такое. Вдруг понимаю: у этого пути нет сердца.
— Сердца? — удивился я.
Она озадаченно посмотрела на меня.
— Кастанеда.
Я покачал головой:
— Не читал.
Увидел досаду на её лице. Пьяной, она не умела прятать чувства.
— В общем, когда ступаешь на путь или уже идёшь по нему, нужно спросить себя: есть ли у этого пути сердце? Было у него что-то такое: все дороги ведут в никуда. Только путь с сердцем делает путешествие по нему наслаждением.
— И ты поняла, что путь, который тебе проложили — не твой?
Она просияла.
— Да! Спустя месяц после того путешествия в Африку мы с тобой встретились в Буэнос-Айресе. Там, подальше от всех, я пыталась прощупать пульс новой дороги.
Официант поставил перед нами два стакана с виски. Солнце краснело и двигалось к горизонту. Посетителей в ресторане на крепостной стене Картахены прибавилось.
— Не помню у кого это прочитала: чтобы оставаться живым, нужно вовремя выбрасывать из жизни всё, что мертвеет.
Две пожилые женщины за столиком впереди обернулись на нас. Она заметила их взгляд, но на шёпот не перешла.
— Потом был долгий путь до Мехико. Ты знаешь, было правда сложно. Только всё наладилось, как какого-то чёрта меня снова потянуло в Африку.
— В Тунис, так?
— Да.
Она с жадностью посмотрела на старика в шляпе, который раскуривал сигару.
— Там я должна была позвонить второму супругу, который остался в Мехико. Хожу по комнате с телефоном в руках, а набрать его номер не могу. Опять накатило: у этого пути нет сердца. Не хотела ему звонить, впервые за четыре года. Не хотела его слышать, возвращаться к нему, возвращаться домой. Так снова всё начало крошиться.
Солнце скрылось за горизонтом. Посетители ресторана разразились аплодисментами.
— Так что не хочу я в Африку в третий раз.
— В Африке ли дело?
— В ней. Африка дохлая. Знаешь, если у смерти есть дом, он там.
Я рассмеялся, чтобы скрыть кашель и не выдать себя.
— Серьёзно, — продолжила она, — души у людей там мелкие, реки мутные, песок превращает всё в песок. В Африке как бы заранее чувствуешь себя мёртвым и думаешь: такую жизнь я хотел прожить?
Она позвенела льдом о дно бокала.
— Пойдём?
Я прижал несколько купюр солонкой и подставил ей локоть. Задумчивая, она повела меня к себе домой, в крепкий белый особняк, чтобы я убедился: у неё всё хорошо.
Мы вошли в гостиную. Она скинула туфли и прошлась босиком по пушистым коврам. Села на пол, рядом с журнальным столиком. Налила рома в два стакана, взяла свой и улыбнулась. Не мне. Сама себе.
Я подошёл к книжным полкам и сдвинул в сторону рамки с фотографиями счастливой пары. На них она обнимала ещё одного безумца, который решил связать с ней свою жизнь. Красивый, богатый, даром что не умел отличать гепардов от пятнистых кошек. Провёл пальцами по корешкам её книг: почти все они были с закладками на середине.
Она сидела с закрытыми глазами и глубоко дышала.
— Когда он вернётся? — спросил я.
— Через три с половиной недели.
— Значит, надо быстрее решать куда ехать.
— Скажу тебе на днях.
Я поставил рамки на место. Она посмотрела на меня, словно прицелилась, и резко допила ром.
Теперь, когда дети выросли, а доктор сказал, что осталось мало времени, я не собирался тратить жизнь на спокойных женщин, на надёжных подруг, кухонных актрис, которые всегда говорят по сценарию.
— Бросить курить?
— Ночь без любви опаснее для здоровья, чем пачка сигарет в день, — ответил мой врач, когда закончился мальбек. Тогда я попросил у официанта ещё одну бутылку. Это был лучший совет, который он дал мне за восемь месяцев лечения.
Но у женщины моей жизни в Картахене снова оказалось всё хорошо, как когда-то было хорошо в Москве и Мехико. Только я решил оставить её в покое, как выяснилось, что Африка может всё поменять в мою пользу.
Вытаскивать людей из рутины нужно как из зыбучих песков, не делая резких движений. Я не беспокоил её звонками. Когда приходил в гости на стаканчик рома, подкладывал на её прикроватный столик то «Зелёные холмы Африки» Хемингуэя, то «Маленького принца» Экзюпери. Оставлял на письменном и кухонном столах «Постороннего» Камю и «Похитителей бриллиантов» Буссенара. На самом важном месте, рядом с баром, неизменно клал «Год в Касабланке» Тахира Шаха. Горничные убирали книги, а я раз за разом возвращал их на место.
Позволяла ли она мне рассыпать знаки по её дому или действительно ничего не замечала, как не видит увязающий в песках формы облаков и шевеления листвы?
— Может, в Монголию? — однажды произнесла она, наполняя комнату дымом кубинской «Ромео и Джульетты».
— Ты хочешь? Там тоже сильные ветра.
Она кивнула, но как-то неубедительно.
— Вчера смотрела документальный фильм про Индию.
— Значит, покупаю билеты в Индию?
Она пожала плечами.
Несколько дней я мучил её тишиной, чтобы она поскорее дала ответ. Бродил по городу за красивыми мулатками, объедался мороженым, разглядывал путеводители в книжных магазинах.
В одно прекрасное утро в дверь моего номера постучали. Я сразу понял, что это не горничная.
— Ну давай, давай в Марокко, — выдохнула моя любимая женщина.
Она светилась, как все фонари и маяки Картахены разом. Что-то бесновалось в глазах, точно как у игроков, которые ни на какие числа в мире не променяют своё любимое зеро.
Мы обнялись, я прижался губами к её шее. Не бывает бывших диких сердцем, и я знал, что снова заполучу её.

Сохранить

08 апреля 2017
57
нравится 57 комментарии 2