+
Рассказ «Водоворот»
118
2
Наверх

fariza-whirlpool-00

Раз в две недели мы публикуем один из рассказов авторства Марии Фарисы, которые вошли в её книгу «Авантюрин». Мария победитель литературных конкурсов, журналист и автор статей о путешествиях для Forbes, Conde Nast Traveller, «Афиша-МИР», Buro 24/7, «Вокруг Света» и других изданий. Она посетила более шестидесяти стран и из каждой поездки старается привозить не сувениры, а интересные истории. Короткие и яркие сюжеты о людях со всего мира, от Вьетнама до Гватемалы, от Мексики до Италии, которые Мария подслушала, подсмотрела, придумала за время работы журналистом по всему миру. 

Сегодня мы представляем рассказ «Водоворот», а другие истории читайте по ссылкам: «Авантюрин»«В кокосе», «Путеводитель»«Холод над озером».

fariza-whirlpool-02

Давид набрал номер матери.

— Ну как? — первым делом спросила она.

— Пока ничего не видел, — сказал Давид грустно.

В трубке шипело.

— Мама, плохо слышно. Позвоню, когда вернёмся в Санто-Доминго.

— Смотри в оба, — сказала мать перед тем, как гудки обозначили окончание разговора.

По дну телефона-автомата зазвенела сдача. Давид сгрёб монеты и купил на них два стакана пива — себе и корабельному механику Джонни.

— Думаю, нет никакой воронки. Твоя старуха просто тебя надула, чтобы ты согласился эту на работу и свалил из дома, — сказал Джонни, процеживая пиво. — Сколько плаваю, ничего такого не видел. А женщины — они умеют придумывать сказки.

Давид не стал с ним спорить, но весь вечер, пока они плыли из Санто-Доминго до Ла-Романы, провёл на палубе с биноклем.

День спустя, когда корабль направлялся к Антигуа, к Давиду подошла пассажирка и попросила бинокль, чтобы посмотреть на Пуэрто-Рико. Пока женщина с тяжёлыми кольцами на пальцах разглядывала огни на горизонте, Давид спросил её:

— Вы часто плаваете?

— Каждый год. Сначала с мужем, теперь одна — привычка.

Он изучил её руки и шею. «Похоже, ей около сорока. Неужели овдовела так рано?» — подумал, а вслух произнёс:

— Когда-нибудь видели водоворот?

— Видела много. Между островов, в проливах…

— Я имел в виду гигантский. Такой, что крутишься в нём и сам того не замечаешь?

— Такие бывают и на море?

Давид уставился на неё. Она расхохоталась и протянула ему руку:

— Диана.

Он крепко обхватил ладонь женщины. Один из её перстней перевернулся и три аметиста впечатались юноше в кожу.

Давид удивился, что отметка не прошла к следующему вечеру, когда лайнер оставил позади остров Антигуа и шёл к Мартинике. Он, как обычно, разглядывал море в бинокль с верхней палубы. Диана стояла с ним рядом.

— Это Плимут, — она указала на мрачную гору на горизонте. — Вулкан, который убил город. Заполнил дома пеплом, как бы в насмешку, до половины.

— Ты была там?

— Да. На Монсеррат никого не пускали, потому что вулкан мог проснуться в любую минуту. Но муж договорился с кем-то, заплатил большие деньги, и нас отвезли на остров.

— Не страшно было?

Она небрежно дёрнула худыми плечами. Меховая накидка сползла и позволила ветру дотронуться до белой кожи.

— Страшнее не увидеть.

Следующим вечером, когда лайнер плыл от Мартиники к Гваделупе, Давид надел свежую рубашку, попросил у Джонни его новый ремень и вышел из каюты в таком волнении, что забыл бинокль.

Диана ждала его в привычном месте. Рассказала про другой вулкан. На этот раз про тот, что на острове Гваделупа.

— Если завтра у тебя будет время, поезжай на Суфриер. Это самая высокая точка Малого Антильского ожерелья. Не бойся, вулкан уже не опасен. Даже можешь заглянуть в кратер.

— Я не боюсь, — ответил Давид резко.

Сам подумал: «Как бы предложить ей поехать вместе». Вдруг понял, что уже не может разговаривать с ней свободно, а подолгу раздумывает над каждой фразой.

Ночью поделился открытием с Джонни.

— Будь осторожен, — сказал тот. — Роман с пассажиркой — это как нож, который сам раскладывается в кармане.

Давид не понял, что имел в виду друг, лишь взглянул на свою ладонь: на ней по-прежнему был след от её аметистов. Он неожиданно для себя поцеловал отпечаток и посмотрел на часы: до новой встречи на палубе предстояло вытерпеть вечность.

Вечером, когда лайнер покинул Гваделупу и шёл к Гаити, начался ливень. Давид уже не искал водоворот, а разглядывал тучи. Боялся, что Диана из-за плохой погоды останется у себя в каюте.

— Ты совсем промок! — услышал он её голос сзади и не смог сдержать улыбку облегчения.

Тень от зонта прятала её лицо. Ключицу и грудь покрывали бриллиантовые нити — единственные созвездия той ночи. Давид протянул руку к зонту, но тот дрогнул и покатился по палубе. Под горячим дождём тушь поплыла по щекам Дианы. Она поцеловала Давида в губы и предложила где-нибудь укрыться.

Утром женщина разбудила его словами:

— Мне пора на берег.

Давид, сонный, оделся и пошёл досыпать на своей койке. Только когда проснулся, понял, что означали слова Дианы. Побежал в её номер, но у двери уже стоял багаж новых пассажиров. Взглянул на ладонь: отпечаток трёх аметистов — единственное, что от неё осталось. Тогда ему сделалось просто грустно. «Пройдёт», — подумал он и отправился выполнять работу.

Вечером на палубе он невольно оглядывался каждый раз, когда кто-то из пассажиров скрипел дверью, и ругал себя за это: знал же, что Диана разбирает чемоданы у себя дома, звонит друзьям, приглашает их в гости, чтобы подарить сувениры и рассказать о круизе. Теперь её окружают другие люди, запахи, звуки. Они не напомнят о несчастном, который с биноклем выискивал водовороты. Над Давидом, напротив, всё те же звезды, то же море, корабль останавливается в тех же портах, живые и потухшие вулканы, огоньки прибрежных линий — во всём она, Диана. Гаити, Антигуа, Мартиника… Он уже не смотрел в бинокль, стоял на палубе с закрытыми глазами и задыхался от пустоты, которая заняла место женщины с перстнями на пальцах.

Когда корабль, сделав круг, опять оказался в Санто-Доминго, Давид поехал на главную площадь, чтобы позвонить оттуда маме.

— Видел водоворот? — спросила она.

Давид откашлялся. В горле першило.

— Кажется, видел.

— Незабываемо, правда? Только из-за этого стоило отправиться на Карибское море.

Он снова закашлял.

— Послушай, помехи. Кладу трубку. Скоро позвоню снова.

Нажал на рычаг, собрал со дна под телефоном монеты и уткнулся лбом в стену кабинки.

12 января 2017
118
нравится 118 комментарии 2