+
Рассказ «Путеводитель»
123
3
Наверх

dougga-guide-book-03

Раз в две недели мы публикуем один из рассказов авторства Марии Фарисы, которые вошли в её книгу «Авантюрин». Мария победитель литературных конкурсов, журналист и автор статей о путешествиях для Forbes, Conde Nast Traveller, «Афиша-МИР», Buro 24/7, «Вокруг Света» и других изданий. Она посетила более шестидесяти стран и из каждой поездки старается привозить не сувениры, а интересные истории. Короткие и яркие сюжеты о людях со всего мира, от Вьетнама до Гватемалы, от Мексики до Италии, которые Мария подслушала, подсмотрела, придумала за время работы журналистом по всему миру.

Сегодня мы представляем рассказ «Путеводитель», а если пропустили, читайте «Холод над озером», который мы публиковали ранее.

dougga-guide-book-01

Я встретил её среди других путешественников в Дугге. Песчаная буря согнала нас с древних развалин и собрала в лачуге у сувенирного магазина. Хозяин, старый араб, рассадил путников на ковре, дал каждому по подушке с кистями. Запер дверь и ставни, скрылся за шторой на кухню и, в предвкушении прибыли, зазвенел посудой.

— Вы откуда? — начал разговор я.

— Из Камеруна.

— Мы из Северной Каролины.

— Я из Санкт-Петербурга.

— Я из Осло. Как вы здесь оказались?

— Посмотрели документальную передачу.

— Мы купили путёвку, надоело валяться на пляже, арендовали машину, изучили карту — так сюда и попали.

— Сразу в древнюю столицу Нумидии? Повезло вам. Я проштудировал много книг, купил вот этот путеводитель — он подсказал, как сюда добраться.

Я положил на ковёр толстую книгу и обратился к молодой женщине из Санкт-Петербурга:

— А вы?

— У меня свой путеводитель.

Девчонка сверкнула глазами и с хитрой улыбкой полезла в сумку.

— Это дневник моего деда.

Достала тетрадь с пожелтевшими страницами и кожаной чёрной обложкой. Даже чай с мятой в стеклянных стаканах, что принёс хозяин лачуги на резном подносе, не отвлёк нашего внимания от предмета в руках девушки из России.

Она продолжила на бойком английском:

— Дед родился с душой путешественника, но в неправильном месте. Был инженером в Советском Союзе. Имел доступ к государственной тайне, потому из страны его не выпускали и приглядывали за ним, на всякий случай. Ему ничего не оставалось, как путешествовать с помощью книг и журналов, которые почтальоны пачками приносили к нам на дом. Дед читал про разные страны и составлял себе маршрут на старость: надеялся, что когда-нибудь сможет подлезть под занавес из железа. Чтобы ненароком не обвинили в измене родине или шпионаже, зашифровывал названия мест, куда хотел поехать. А вы знаете, если сердце чего-то сильно желает, это передаётся потомкам с кровью. Дедова кровь вместе с мечтами досталась моей маме. Но она тоже родилась в СССР и выучилась на инженера. С моим рождением все поменялось, даже страна стала называться иначе. Открылись границы, а старые секреты уже никого не интересовали. Дед к тому времени умер, у мамы были другие заботы, потому она вручила мне его тетрадку и попросила быть осторожной.

Все слушали её, чай остывал в стаканах. Ветер по-прежнему нёс песок со стороны Алжира. Хмурый араб стоял в стороне, скрестив руки. Она продолжала:

— Дедов дневник — мой путеводитель по миру. Пять лет потратила на его расшифровку. Зато теперь, когда посещаю описанное в нём место, чувствую, как на душе становится легче, словно дед благодарит меня с того света.

— Как он зашифровывал места? — спросила женщина из Камеруна.

— Где уже побывала? — поинтересовался старик из Северной Каролины.

— Его первой записью была: «Завидная судьба искать затопленные зелёной водой города в самом узком месте планеты». Тогда у меня ещё не было опыта, потому полгода ушло на то, чтобы понять, что он мечтал посетить развалины цивилизации майя. Потом упомянул «кусочки суши, куда ветра приносят украденные с женских щёк слезы и подслушанные в разных странах скандалы». Выяснила, что имел в виду Карибские острова, непременно в сезон ураганов. Затем нашла запись: «Поплавать бы там, где реки — ещё царство рыбы, и нет никого беспомощнее человека». Поняли что это? Так он говорил об Амазонке. Затем он увлёкся другим континентом и сделал запись: «Вот бы надоить молока африканской коровы и медленно пить его, сидя под выменем». Какое самое известное высказывание про коров? Помните, про семь тощих? Так я попала в Египет. Побывала в месте, где раньше светил величайший из маяков. В новой Александрийской библиотеке убедилась: ничто не останется на своём месте; и Эйфелева башня, Тауэр и Тадж-Махал, как и мы, гости на этой планете. Поднялась на гору Синай, но напрасно ждала — молния действительно не бьёт в одно место дважды. Пронеслась через Каир, стала печальнее у пирамид Гизы, спустилась сначала до Мемфиса, затем до Асуана и там, в месте без дождей, почувствовала себя утолившей жажду под соском голодной коровы, которая когда-то была золотой и толстой, а теперь от неё остались лишь старые кости без мяса.

Буря кончилась. Араб распахнул ставни на окнах. Только мы всё так же сидели на его ковре и слушали девушку, которая рассказывала про мечты, доставшиеся ей в наследство.

— За записью про корову следовала другая: «Под крышкой сундука — вытертые монеты. Никто не догадывается, что на дне — алмазы». Я разглядывала карты, в библиотеке пролистала все книги про Африку и только тогда поняла, что потёртая монета — это Карфаген, а алмаз на дне — Дугга. Потому я здесь. Этот город — настоящее сокровище, правда?

Кто-то сглотнул слюну и произнёс:

— А что дальше?

Девушка раскрыла тетрадку на середине, вынула закладку — перо гватемальского попугая — и прочитала:

— Кости влюблённых в солнце должны лежать на вершине. Кости влюблённых в деньги гниют в долине.

— Что это за место?

Она улыбнулась.

— Ответ на этот вопрос нашла без усилий: в детстве зачитывалась Хемингуэем.

— Килиманджаро! — воскликнули сразу двое.

Старик из Северной Каролины хлопнул себя по коленям.

Араб прокашлялся и прогремел из дверного проёма:

— Good weather .

Мы отблагодарили его и вышли. Солнце светило, как ни в чём не бывало, но никого уже не интересовали руины. Всем нам хотелось иметь такую же тетрадку, чтобы придать блеск жизни.

— Куда отправишься после Танзании? Куда ему хотелось?

Внучка советского инженера расхохоталась:

— Хорошо, я скажу, но эту загадку вы должны разгадать сами.

Мы переглянулись и разом кивнули. Она снова открыла тетрадку.

— Хамсин, как летучие мыши, ночует под потолком, на диванах разлеглись дюны. Вместо белых детей в школу ходят дикие антилопы.

Девушка попрощалась и исчезла под тёмными арками древнего амфитеатра.

Мы: двое из Камеруна, пара из Северной Каролины и я, старик из Осло, остались на том же месте.

Я произнёс:

— Да… а у меня в путеводителе только номера дорог и названия населённых пунктов. Никакого чуда.

— Надо же, мир, оказывается, интересный, — задумчиво произнесла пенсионерка из Северной Каролины.

Вдруг в воздухе запахло раскалённым железом, мы, как шпаги, скрестили взгляды.

— Ну что, поспорим, кто разгадает место и доберётся первым?

— Спорим!

— Давайте!

25 ноября 2016
123
нравится 123 комментарии 3