+
Интервью: звездные стилисты о работе, тенденциях и клиентах
218
1
Наверх

Authentica-Creative-Week-For-SB-13

На прошлой неделе мы уже рассказывали, что у наших друзей из Authentica Club прошла Creative Week Authentica Color 2016, в рамках которой Москву посетили самые известные мировые стилисты и колористы. И сегодня, в продолжение интервью с Guy Tang, мы рассказываем о топ-стилисте SACO Андрее Акимове, ведущим колористе Sarah McGee, ведущем колористе Kydra Фабрисе Парре и о Стефане Пусе, колористе, которому доверилась превратить себя в блондинку сама Кейт Мосс!


Топ-стилист SACO Андрей Акимов и ведущий колорист Sarah McGee.


Вы больше специализируетесь не на колористике, а на стрижках, правильно?

Андрей: Я фанат стрижек в последнее время. Школы, от которых я фанатею, это Vidal Sassoon и SACO. Окрашивания тоже бывают, когда я работаю с моделями, но чаще у нас разделение парикмахер/колорист, работать в команде даже интереснее. Вообще, моя основная работа — это обучение людей, мне нравится их вдохновлять, учить стричь.

А вы позволяете своим ученикам работать с собственной головой?

Андрей: Да, почему нет. Тут главное, смелость. Бывает, я сажусь на стул и говорю: «Кому не страшно, тот может подойти и сделать мне стрижку». Ну, меня сложно испортить. (Смеется.)

Правда ли, что через преподавание человек тоже учится и растет в своем развитии?

Андрей: Когда человек преподает, то он освобождает свою голову и место для новых знаний, он действительно сам учится. Но это не постоянный процесс отдачи. Когда вы постоянно вдыхаете, то нет больше места для воздуха, но и когда постоянно выдыхаете, воздуха просто не остается. Тут должен быть двусторонний подход.

Вы сами у кого-­то учитесь?

Андрей: Мне очень повезло, так как в свое время у меня был отличный учитель. Главное, чему она меня научила, ­ это даже не стричь, а саморазвиваться. Она объяснила, каким образом нужно слушать себя, чтобы все время двигаться вперед. Я единственный русскоговорящий преподаватель в английской академии, и мы работаем с командами, которые являются трендсеттерами моды. Поэтому что я делаю, когда я приезжаю сюда в Москву? Я адаптирую эти тенденции для российского рынка.

Когда вы работаете в салоне, бывают ли творческие застои из-за однообразной  деятельности?

Андрей: Конечно, работать на сцене перед зрителями ­— это потрясающе, но и салон —­ это хорошая проверка. Иногда утром я говорю себе:­ «Сегодня я не сделаю ни одной одинаковой прически, все будут разные!» Так вот себя экзаменовать иногда тоже очень полезно.

В чем основная разница между английскими и русскими клиентами?

Андрей: В отношении к конечному результату. Российские девушки могут легко закатить истерику, нужно долго и упорно с ними говорить, все им разъяснять, чтобы потом не осталось никаких вопросов.

Сара: К счастью, почти со всеми своими клиентами из Лондона, и русскими в том числе, я работаю на протяжении долгого времени, и у нас завязались уже крепкие дружеские отношения. Я знаю, чего они хотят и как добиться идеального результата.

Всегда ли инициатива идет от клиента, или стилисты иногда позволяют себе реализовать собственные задумки?

Сара: Некоторые стилисты слишком высокого мнения о своей работе и не прислушиваются к тому, чего хотят клиенты, а делают по­-своему. Но какой смысл в том, насколько хорошо они выполнили свою работу, если клиент хотел получить другое.

Как происходит обучение в Академии? Какие тренды появились в последнее время?

Сара: Я преподаю уже шесть лет, и самое крутое — это то, что мы постоянно экспериментируем, пробуем новое, ученики часто учат меня саму, и мы растем вместе. Я не пытаюсь кого-­то научить, я бы применила скорее слова «делиться знаниями, опытом». Я не настаиваю, чтоб мои ученики делали точно так же, как это сделала бы я, процесс обучения основан на взаимном обмене, и мне это нравится.

Что касается трендов, пару лет назад SACO запустили коллекцию Spirit, которая основана на всех оттенках серого и металлического, и сегодня серый цвет волос — мировой тренд. Если говорить о классике цвета, то это, безусловно, блонд. Особенно это проявляется у российских и бразильских клиентов, девушки хотят быть блондинками, так как, по их мнению, они будут выглядеть красивее, богаче, более стильно.

Куда после России вы хотели бы поехать и привезти свои идеи и знания?

Сара: Я бы очень хотела поехать в Индию. Парикмахерское искусство там сильно меняется, взгляд на него становится более современным, и мне было бы интересно приехать туда со своей программой.

Какие школы, колледжи и академии вы посоветовали бы человеку, желающему освоить парикмахерское искусство?

Сара: Мне кажется, сколько и где бы вы ни учились, настоящую практику в салоне не заменит ничто. Надо выбрать один из лучших салонов города, страны и учиться уже там.


Фабрис Парр и Стефан Пус


Authentica-Creative-Week-For-SB-11

Есть ли какие-­то особые идеи и планы на эту поездку?

Главная цель поездки —­ это, конечно, провести серию мастер­-классов, поделиться вдохновением с русскими стилистами, обменяться некими идеями и задумками, а также представить новую коллекцию.

Стефан, во время прошлой поездки ты давал интервью Buro 24/7 и сказал, что в Лондоне, если женщине не нравится конечный цвет, она просто говорит: «Ну ладно, больше так делать не буду», ­ а парижанка начинает плакать.  А как бы поступила русская девушка?

Русская поступила бы точно так же, как и француженка,­ заплакала бы!

В чем заключается самая сложная часть вашей работы? А в чем самая интересная?

Стефан: Самое сложное ­— это добиться полного удовлетворения клиента, сделать свою работу так, чтобы он ушел счастливым. Но это же и самая интересная часть нашей работы.

Фабрис: Если клиент опаздывает, то приходится как-то вклиниваться в расписание, ведь у меня очень плотный график. День расписан на клиентов, съемки и т. д. Поэтому если кто-то опаздывает, это вызывает массу сложностей, но при этом нельзя жертвовать качеством работы.

Давайте поговорим о современных тенденциях и трендах. Чего сегодня хотят клиентки?­ Выглядеть более натурально и естественно, или они предпочитают яркие вызывающие оттенки, привлекающие внимание?

Фабрис: В нашей коллекции Kydra ­— это в основном солнечный блонд, различные теплые оттенки, также в тренде солнечный балаяж.

Стефан: Блондинки,­ безусловно, тренд нового сезона, ими хотят быть все, неважно, с теплым оттенком или холодным. Кроме того, нисходящая тенденция каждого сезона ­— это тот цвет, который идет отдельной девушке, ­ ее лицу, цвету глаз и т. д., он всегда останется в тренде.

Вы много путешествуете. Заметили ли какие-­нибудь особенности в разных странах: конкретные предпочтения девушек в цвете, форме, длине волос?

Стефан: Я бы сказал, стиль разнится в общем. Это касается и выбора одежды, и поведения, и внешности. С цветом волос все проще —­ всегда кто-­то хочет быть блондинкой, кто-то брюнеткой. Тенденция по сути одна: на севере больше блондинок, а на юге брюнеток, поэтому на юге девушки чаще хотят осветления, а на севере, напротив, покраситься в темные тона.

Вы оба работаете в салонах, на различных съемках и показах. В чем основная разница такой работы, где больше возможностей реализовать свой потенциал?

Стефан: Когда мы работаем в салонах, то, конечно, учитываем личные пожелания клиентов. На съемках и показах мы отталкиваемся от образов, которые хочет видеть продюсер, от основной задумки. В реализации потенциала я не вижу особой разницы, так как выкладываюсь на сто процентов и там, и там.

Фабрис: Эти две площадки немного отличаются по энергетике: когда мы работаем на съемке, то должны знать, как будет выглядеть весь образ в целом — макияж, одежда, типаж модели, как она будет выглядеть на фото, в то время как в салоне мы работаем только с образом — лицо, ­волосы. Однако работа в салоне более эмоциональная! Мы пытаемся говорить с клиентом, узнать его лучше, чего он хочет, что было бы ему гармоничнее, и стремимся к тому, чтобы он улыбнулся в конце, глядя в зеркало.

Практикуете ли вы индивидуально-психологический подход при работе с клиентом? Пытаетесь ли узнать род занятий, манеры, темперамент, особенности поведения, чтобы понять, какой цвет и прическа лучше подойдут конкретному человеку.

Стефан: Еще до того, как человек сел в кресло, я начинаю наблюдать. И уже по тому, как он зашел в салон, как разделся, как поздоровался, я могу кое-что понять.

Фабрис: Я пытаюсь всегда поговорить с клиентом, настроить его на доверие и комфорт.

Правильно ли я понимаю, что парикмахер еще должен быть хорошим психологом?

Фабрис: Конечно! И это касается не только профессии стилиста, но и любой другой профессии, которая подразумевает работу с человеком. Мы должны уметь понимать, уметь слушать и, что самое важное, уметь правильно объяснить.

Если бы я сейчас пришла к вам и сказала, что хочу что-­то изменить, но не знаю точно, что именно. Что бы вы посоветовали?

Стефан: Это очень плохо (смеется) приходить в салон и не знать, что вы хотите сделать со своей головой. Нельзя говорить: «Я не знаю, чего хочу, делайте со мной что угодно». Значит, у вас в голове ни одной мысли о том, какой у вас образ в принципе. Конечно, мы попытаемся узнать, к чему вы склонны и чего хотите, даже если вы сами того не знаете, но мы не будем делать вас платиновой блондинкой, если вы сами не изъявите такого желания.

Фабрис: Ужасный клиент, если он не знает, с чем идет в салон. Для этого мы и разговариваем, пытаясь выяснить его предпочтения и скрытые желания. Конечно, если клиент­ постоянный, мы уже знаем, чего он хочет, а если нет, то первая задача это выяснить.

Стефан: Хочу добавить, что если человек приходит к нам и не знает, чего он хочет, то первое, что мы спрашиваем, это чего он НЕ хочет. Если клиент не вполне понимает своих желаний, он всегда должен знать, какой результат он наверняка не хотел бы получить.

Кому вы сами доверяете свои волосы?

Стефан: Только себе! Я всегда сам работаю над своей головой, не люблю, когда кто-­то трогает мои волосы. (Смеется.)

Фабрис: Я доверяю своим коллегам. Если надо что­-то изменить, то обращаюсь к кому­-то из них.

Посоветуйте для читателей какие­-то средства по уходу за волосами, в которых уверены и которые сами используете.

Фабрис: Безусловно, вся линейка Kydra! Это тот бренд, который мы представляем и активно продвигаем.

Стефан, я слышала, что в прошлом году ты сам покрасил дочь в розовый цвет. Сложнее ли красить своих родных и близких, чувствуется большая ответственность?

Стефан: Да, покрасил! Конечно, с родственниками немного сложнее, ведь на вас возлагается больше ответственности и ожиданий, но в этом и прелесть радовать родных.

Фабрис: Для меня нет особенной разницы в том, кого стричь или красить. Я знаю, что делаю это хорошо, поэтому я в себе не сомневаюсь. Самое приятное, когда стрижешь друзей и родственников, в том, что можно выпить шампанского, есть, болтать и вообще находиться в теплой неформальной обстановке.

26 марта 2016
Интервью: Женя Савина
218
нравится 218 комментарии 1