+
Longread: 4 «морские» книги, в которых не страшно утонуть
141
8
Наверх

longread-sea-books-00

На этот раз несколько своих любимых книг рекомендует журналист из Казани Анна Кузина. Аня очень любит читать, и её библиотека уже не помещается в квартире, поэтому теперь вместо шкафа она хранит книги в ванной. В своем Instagram, на который подписано несколько тысяч человек, девушка часто делится книжными обзорами и сегодня поделилась несколькими с нами.

Из года в год я удивляюсь тому, насколько время быстротечно, но порой мне кажется, что лето, как ни парадоксально, быстрее. Наша с ним история любви — не более, чем интрижка, а этот смуглый исполин — вертлявый негодяй, каких поискать.

Стоило мне отвлечься, и я уже чувствую, что спину гладит не влажная от жары ладонь, а меланхоличное дыхание осени. И хотя август только расцвел пышным цветом, я без труда различаю звук её шагов где-то поблизости.

Надо сказать, что златовласка вовсе не пугает меня, напротив, приму гостью с распростертыми объятьями, но тоска — моя верная спутница в пору расставаний. Особенно остро её ощущаешь, когда вдруг нечаянно, на секунду, сидя у окна в душной комнате, услышишь морской аромат, который последний раз вдыхал в глубоком анамнезе.

Этот внезапный ностальгический триггер заставляет сознание встрепенуться и начать виртуозно отплясывать в такт горному королю и его верной свите, а чтобы не терять нить захватывающих иллюзий, способных отвлечь от насущного, я беру в руки книгу. Книги.

longread-sea-books-04

1. Алессандро Барикко, «1900-й. Легенда о пианисте».

Первое, что приходит в голову, — история 1900-го, вышедшая из-под пера италоязычного писателя Алессандро Барикко. «Легенда о пианисте», для которого океан стал метафизической утробой, а мир, такой большой и необъятный, вдруг сжался до размеров корабля. Но разве это повод для печали?

«В человеческих глазах заметно то, что они ещё увидят, а не то, что они уже видели».

Камерный роман о человеке, чья душа, как и музыка, плещутся через край. Работа туринского драматурга — не просто временное убежище от монотонного ворчания мегаполиса, это пьянящий калейдоскоп слов, воспоминаний и судеб. Одной судьбы.

2. Йорн Риэль, «Мальчик, который хотел стать человеком».

Из теплой джазовой атмосферы, царящей на океанской лайнере, переместимся в холодную Гренландию, где окажемся вместе с юным главным героем по имени Лейв. 200 страниц текста, наполненных хитросплетениями жизней отважного мальчика и эскимосов, перенесут читателя в белоснежный край X века.

Пока тот, кто держит в руках самое не летнее из всех здесь представленных произведение Риэля, испытывает жажду воды и приключений, Лейв бороздит просторы ледяного острова на собачьих упряжках и становится своим, среди чужих.

Малолетний инуит проведет читателя в неизведанный мир калааллитов, их быта и нравов, он познакомит стороннего наблюдателя из парникового столетия с обнесенной льдами цивилизацией, свидетели которой своим теплом согрели бы весь XXI век. Эскимосы примирят с обстоятельствами и даже с надоедливым звуком кондиционера.

«Здесь же люди не видели разницы между «отдать» и «взять». Может быть, потому что ни у кого не было ничего лишнего. Здесь люди знали только насущные потребности. Пить, есть, работать и спать». 

longread-sea-books-02

3. Тур Хейердал, «Кон-Тики»

Когда много лет назад свет увидел книгу Тура Хейердала «Кон-Тики», посвященную его путешествию через Тихий океан на самодельном плоту в поисках антропологических истин, юные и великовозрастные Робинзоны воспылали нежностью к норвежскому экспедитору. Голодные до путешествий читатели принялись мастерить свои собственные «Кон-Тики» и бросились навстречу стихии.

Порывы укротителей природы понять не трудно: Хейердал, как никто другой, сумел на личном опыте продемонстрировать не только то, что научные изыскания толкают человека на головокружительные авантюры, но и то, что совладать со своенравной природой куда проще, чем с бюрократической машиной, однако если ты упрям, гора наверняка придёт к Магомеду. А какому Магомеду не хочется, чтобы к нему пришла гора?

«Современный путешественник сталкивается с совсем другими трудностями, чем инки. Конечно, у нас есть автомобили, самолеты, бюро путешествий, но зато теперь появились государственные границы и вышибалы в мундирах, которые подвергают сомнению вашу личность, издеваются над вашим багажом и топят вас в анкетах — если только вам вообще посчастливится быть впущенным в страну». 

Наверняка, после прочтения «Кон-Тики» в вас проснется дух авантюризма — не спугните его оправданиями о дорогих билетах и отсутствии времени. Исследовать родной город — приключение, которое принесет вам не меньшее удовольствие.

И если вам покажется, что в знакомых краях стало слишком тесно, вспомните, что над вами бескрайнее небо.

4. Туве Янссон, «Папа и море»

Излюбленной темой словотворцев всех времен был поиск человеком себя в этом бренном мире, а читателю палец в рот не клади — дай ясный и идиллический конец, хотя есть и такие, кому милее вечный сплин. Потому заключительное слово мы посвятили книге, которая угодит и тем, и другим.

Муми-папа по определению не может жить в миноре, потому что Туве Янссон не Маркес, а он не полковник. Тем не менее над главой вымышленного семейства сгустились тучи, которые позже мокрым грузом легли на плечи Муми-мамы, Муми-тролля и даже Малышку Мю не обошли стороной. Отец-кочевник — горе в семье, но выбора нет: кто-то должен зажигать маяк, и вот четверо героев уже забрались в лодку, чтобы отправиться в незримое будущее.

Финская писательница Туве Янссон в книге «Папа и море» ловко меняет декорации солнечной Долины, где варят ароматный кофе, на нелюдимый клочок земли, со всех сторон обдуваемый бореем, и наделяет смышлёных существ скверным настроением и колючками.

Тонкий психологизм детской, на первый взгляд, сказки утащит читателя за собой и заставит с головой окунуться в море душевных страстей, и пока он будет размышлять над абзацем (собой), кому-то у старого маяка от улыбки станет всех светлей.

«Муми-тролль разложил перед собой бутерброды в обычном порядке: сначала бутерброд с сыром, потом — два с ветчиной, потом — один с холодной картошкой и сардинами и самым последним — с повидлом. Муми-тролль был совершенно счастлив»

21 августа 2016
Автор: Анна Кузина
141
нравится 141 комментарии 8