Скульптура Микеланджело. Часть 2

michelangelo-sculpture-ii-00

Микеланджело Буонарроти — величайший скульптор, художник, архитектор эпохи Высокого Возрождения. Известный своим трудолюбием и стремлением к совершенству, он никогда не останавливался. Тысячи рисунков, десятки проектов, одиночество и тяжелый труд до глубокой старости — такой была его удивительная жизнь. Рена Махмудова продолжает свой рассказ о скульптуре Микеланджело Буонарроти, а первую часть читайте здесь, если пропустили. 

michelangelo-sculpture-ii-01

Моисей и «трагедия гробницы» (1506–1545)
Сан-Пьетро ин Винколи, Рим

Создание надгробия для Папы Юлия II — самая мрачная и тяжелая история из жизни Микеланджело Буонарроти. Этот проект обещал быть грандиозным, но был осуществлен лишь частично и через 40 лет после того, как был задуман. Именно его Микеланджело называл «трагедией всей своей жизни», не имея возможности реализовать свои идеи. Он верил, что колоссальное надгробие принесет ему настоящую славу, а то, что его принудили делать вместо этого (а именно, роспись потолка Сикстинской капеллы), принесёт лишь стыд и вечный позор.

С того самого дня, когда «Давид» был установлен на площади Синьории, Микеланджело становится настоящий звездой, признанным гением и лучшим скульптором Флоренции. Он завален работой от самых богатых и влиятельных заказчиков не только своего города, но и всей Европы. Но существовал ли во времена Микеланджело заказчик важнее чем… Папа Римский? Именно его Святейшество станет следующим меценатом молодого скульптора.

Итак, 1503 год. В Риме новый Папа, Юлий II из важнейшей семьи Делла Ровере. Свой понтификат он начинает с того, что желает предать забвению «славу» своего недостойного предшественника. И может ли быть иначе, ведь этим предшественником был Папа Родриго Борджиа? Кроме того, сам новоизбранный Папа желает запомниться выдающимся, просвещенным и благочестивым, а также прославить Рим, сделать его центром христианского мира. Для этих высоких целей, помимо прочих, Папе нужна сила… искусства. Он желает, чтобы его правление прославляли выдающиеся произведения искусства, созданные в его честь и по его заказу.

Так, выполняя папский указ, со всей Европы в Рим съезжаются лучшие художники, скульпторы, архитекторы. Среди них Браманте и Рафаэль. Отдельно, с особым почтением и с оплатой дорожных расходов, в Рим приглашен и Микеланджело.

michelangelo-sculpture-ii-02

Папа наслышан о его мастерстве и ждёт от него настоящего чуда. Желая удивить и вдохновить Папу, Микеланджело представляет ему грандиозный проект папской гробницы (заботиться об этом при жизни в те времена было делом совершенно обычным).

Этот первый проект 1506 года предполагал, что гробница будет отдельно стоящим мавзолеем, который будут украшать рельефы, сложные архитектурные элементы и 40 (!) гигантских статуй. Микеланджело был уверен, что для этого он был рождён, и на работу эту должна уйти вся его жизнь.

Папа был поражён и воодушевлён. Обсуждая проект с Микеланджело и Браманте, архитектором перестраиваемого как раз в это время собора Святого Петра, папа выразил желание установить мавзолей в самом центре базилики. На возражение архитектора — ведь там должна быть могила святого Петра — папа лишь воскликнул: «Значит лучше места не придумаешь!» и тут же отправил Микеланджело на каменоломни в Каррару выбирать мрамор.

Следующие 8 месяцев Микеланджело проводит в Тоскане, не только руководит, но и сам участвует в добыче подходящих мраморных блоков. Мрамор переправляют морем, затем по Тибру, в конце концов блоки занимают всю площадь святого Петра.

Уже в Карраре Микеланджело заподозорил неладное: деньги от папы поступали нерегулярно и с большими задержками. Микеланджело оплачивал работу каменотёсов из собственных средств и постоянно ждал новостей из Рима. А тем временем Браманте, который всегда был настроен к Микеланджело враждебно, не переставая, твердил папе, что строить собственную гробницу при жизни — дурная примета. На самом же деле Браманте понимал, что гениальный скульптор создаст выдающееся произведение искусства, и, не желая возвышения и без того лучшего из лучших, настаивал на другой работе для Микеланджело. А именно на росписи потолка Сикстинской капеллы. В это время по всему потолку (возможно, что изначально он представлял собой огромное звездное небо работы художника Пьер Маттео д’Амелия) пошла огромная трещина. Браманте прекрасно знал, что для Микеланджело это будет ужасно, ведь он никогда не работал в технике фрески и вообще не любил живопись. Решающим аргументом для папы стала запредельная дороговизна гробницы. Юлий II передумал, о чем и сообщил только что прибывшему Микеланджело. И приказал приступать к росписи свода Сикстинской капеллы.

Микеланджело был вне себя. Он не только открыто возражал Папе (что было совершенно немыслимо), но и в гневе уехал из Рима в родную Флоренцию, где обратился к правительству республики с просьбой защитить его и не отпускать из Флоренции в Рим, ставший ему ненавистным. Однако флорентийцы не спешили враждовать с Папой, который требовал доставить Микеланджело к нему, и попросили Микеланджело вернуться в Рим и расписать потолок.

Микеланджело вынужден подчиниться, он открывает двери Сикстинской капеллы, сооружает строительные леса, и вот в его дневнике появляется запись «10 мая 1508 года. Начинаю работать!»… но это уже совсем другая история.

Тем не менее, о гробнице Юлий II не забывает и отдает распоряжение своим наследникам, в случае его смерти создать гробницу по проекту более простому, чем первоначальный. Папа умирает в 1513 году, а Микеланджело представляет обновленный скромный проект.

michelangelo-sculpture-ii-03-1

В 1515 году он создает статую Моисея, одну из главных для новой гробницы.

И вот как описывает её Джорджо Вазари: «Он закончил мраморного Моисея высотой в пять локтей, и со статуей этой не может по красоте сравниться ни одна из современных работ: он сидит в величественнейшей позе, опираясь локтем на скрижали, которые придерживает одной рукой, другой же он держит ниспадающую прядями длинную бороду, выполненную из мрамора так, что волоски, представляющие собою трудность в скульптуре, тончайшим образом изображены пушистыми, мягкими и расчёсанными, будто совершилось невозможное и резец стал кистью. И помимо красоты лица, имеющего поистине вид настоящего святого и грознейшего владыки, хочется, когда на него смотришь, скрыть покрывалом это лицо, столь сияющее и столь лучезарное для всякого, кто на него смотрит; так прекрасно передал Микеланджело в мраморе всю божественность, вложенную Господом в его святейший лик; не говоря уж о том, как прорезана и отделана одежда, ложащаяся красивейшими складками, и до какой красоты и до какого совершенства доведены руки с мышцами и кисти рук с их костями и жилами и точно так же ноги, колени и стопы в особой обуви…»

michelangelo-sculpture-ii-04

Тогда же Микеланджело создает двух рабов, умирающего и восставшего. Они в числе прочих должны были символизировать области, при жизни завоёванные и покорённые Юлием II. Частью гробницы они так и не стали, и Микеланджело подарил их своему меценату Роберто Строцци, а тот отправил их в дар королю Франциску I. Так статуи окажутся во Франции, и сегодня их можно увидеть в Лувре.

michelangelo-sculpture-ii-05

Последующие проекты (1516, 1526, 1532, 1542 годов) всё больше упрощали гробницу и уменьшали количество статуй. Но сколько бы ни было у Микеланджело работы и в Риме, и во Флоренции, каждую свободную минуту он посвящает работе над ней. Финальным стал вариант 1545 года, и место для гробницы нашлось совсем другое: римская церковь Сан-Пьетро ин Винколи. Интересно, что из статуй, что и сегодня украшают надгробие, не все принадлежат Микеланджело: великий мастер создал лишь Моисея и ветхозаветных сестёр, Рахиль и Лию (справа и слева от Моисея). Все прочие созданы учениками по эскизам Микеланджело.

michelangelo-sculpture-ii-06

И вот что о них говорит Вазари: «Лия, олицетворение деятельной жизни, с зеркалом в одной руке для должного наблюдения за нашими действиями и с гирляндой цветов в другой, обозначающих добродетели нашей жизни при жизни и прославляющих ее после смерти. Другой же была Рахиль, сестра Лии, олицетворяющая созерцательную жизнь, сложившая руки и согнувшая одно колено, с лицом одухотворенным. Обе статуи Микеланджело высек собственноручно в течение менее одного года».


michelangelo-sculpture-ii-07-1

Гробница Медичи (1520–1534)
Капелла Медичи, Флоренция

Усыпальница членов семьи Медичи — одно из важнейших произведений Микеланджело, оно объединяет его вдающиеся таланты скульптора и архитектора.

Микеланджело вновь работает в родной Флоренции для семьи Медичи. Правители города, изгнанные после смерти Лоренцо Великолепного, вновь триумфально вернулись в Флоренцию. Как только папой Львом X стал сын Лоренцо, Джулиано, а следом за ним и его кузен Джулио (Климент VII), флорентийцы тут же сменили гнев на милость и с величайшим почтением вновь открыли двери и сердца для семьи Медичи.

И Лев X, и Климент VII желали прославить родную Флоренцию, вновь укрепить позиции семьи в городе. Для этого был призван Микеланджело, ему была заказана усыпальница Медичи.

Гробница принадлежит к числу незавершенных произведений, работа над ней была нерегулярной, а в 1534 году и вовсе прекратилась в связи с переездом Микеланджело в Рим.

Первоначально планировалось сооружение надгробий для самых блестящих представителей семьи: Лоренцо Великолепного, друга и благодетеля Микеланджело, и для его брата Джулиано, трагически погибшего в результате страшного заговора. По иронии судьбы, именно они остались незавершенными. Настоящие шедевры «достались» ничем не примечательным, рано умершим Медичи: Лоренцо, герцогу Урбинскому (внуку Великолепного) и Джулиано, герцогу Немурскому (младшему сыну Великолепного).

michelangelo-sculpture-ii-08

Микеланджело создает особое пространство, наполненное тоской, скорбью и размышлениями. Саркофаги принцев размещены друг напротив друга, их идеализированные прекрасные изваяния дополняют аллегории утра, вечера, дня и ночи.

Павел Муратов в «Образах Италии» писал: «Печаль разлита здесь во всем…»

В образах римских полководцев, наделенных силой, отвагой, ясным разумом, благородством, предстают Джулиано и Лоренцо. Микеланджело намеренно идеализирует их, словно зная, что потомки и не вспомнят о них, но будут восхищаться мраморными изваяниями.

Позже Вазари напишет о статуе герцога Немурского (того, что с непокрытой головой): «Герцог Джулиано, такой гордый, с такими божественными головой и шеей, глазницами, очертанием носа, разрезом уст и волосами, а также кистями, руками, коленами и ступнями, — одним словом, всё там сделанное им и еще недоделанное таково, что никогда очей не утолит и не насытит. Кто же присмотрится к красоте поножей и лат, поистине сочтёт их созданными не на земле, а на небе».

Но настроение тоски и горечи ярче выражено в скульптурах-аллегориях дня, ночи, утра и вечера. В них Микеланджело отразил скорбь по уходящему времени, по свободной Флоренции своей юности.

michelangelo-sculpture-ii-09

Вот как Вазари описывает прекрасные аллегории утра и ночи: «Но что же сказать мне об Авроре — нагой женщине, способной изгнать уныние из любой души и выбить резец из рук самой Скульптуры: по её движениям можно понять, как она, ещё сонная, пытается подняться, сбросить с себя перину, ибо кажется, что, пробудившись, она увидела великого герцога уже смежившим свои очи; вот почему она с такой горечью и ворочается, печалясь в изначальной красе в знак своей великой печали».

michelangelo-sculpture-ii-10

«А что же смогу я сказать о Ночи, статуе не то что редкостной, но и единственной? Кто и когда, в каком веке видел когда-либо статуи древние или новые, созданные с подобным искусством? Перед нами не только спокойствие спящей, но и печаль и уныние того, кто потерял нечто почитаемое и великое. И веришь, что эта Ночь затмевает всех, когда-либо помышлявших в скульптуре и в рисунке, не говорю уже о том, чтобы его превзойти, но хотя бы с ним сравниться. В её фигуре ощутимо то оцепенение, какое видишь в спящих. Статуи эти отличаются великолепнейшей формой их поз и искусной проработкой их мышц, и если бы погибло все искусство, они одни могли бы вернуть ему его первоначальный блеск».


michelangelo-sculpture-ii-11

Пьета Бандини  (1550–1555)
Музей Дуомо, Флоренция

Микеланджело в Риме, ему 75 лет, по меркам XVI века он глубокий старик. Несмотря на подорванное здоровье, он продолжает работать. Характер его изменился, Микеланджело думает о своей усталости от земной жизни, о смерти, о вере. И вновь обращается к сюжету оплакивания Христа. Для собственного надгробия он создает Пьету Бандини.

Пьета Бандини (или Пьета с Никодимом) — сложнейшая пирамидальная композиция, которая поражает наполненностью, драматизмом, глубиной чувств и необыкновенной цельностью.

Джорджо Вазари оставил необыкновенно пронзительное описание: «Дух и талант Микеланджело не могли оставаться без дела, а так как писать он уже не мог, он принялся за глыбу мрамора, чтобы высечь из неё четыре круглые статуи, превышающие рост живых людей, создав Мертвого Христа для собственного удовлетворения и препровождения времени, и, как он сам говорил, потому что работа молотком сохраняет в его теле здоровье. Этого Христа, снятого с креста, держит Богоматерь, подхватывая же его снизу, ей с усилием помогает стоящий в ногах Никодим, которому, в свою очередь, помогает одна из Марий, видя, что силы матери иссякают и что, побежденная скорбью, она не выдержит. Мёртвого же тела, подобного телу Христа, не увидишь нигде: падая с расслабленными членами, оно в своём положении совершенно отлично не только от других изображавшихся им мертвых тел, но и от всех когда-либо изображавшихся: работа трудная, редкая — из одного куска — и поистине божественная; и она <…> осталась незавершенной и претерпела много невзгод, хотя и хотелось ему, чтобы она стала его надгробием перед алтарем, где он собирался её поставить».

michelangelo-sculpture-ii-12

Микеланджело, непревзойденный скульптор, умел точно выразить идеи жертвенности, чувства матери, горе и тоску. Кроме того, в лице Никодима, поддерживающего опадающее тело первого Христа, он изобразил собственный автопортрет.

Надгробием она так и не стала, а после смерти Микеланджело была куплена флорентийским скульптором Франческо Бандини, который и перевез её во Флоренцию.


michelangelo-sculpture-ii-13

Пьета Ронданини (1552–1564)
Замок Сфорцеско, Милан

Последняя и незаконченная работа Микеланджело. Пьета Ронданини — своего рода завещание мастера, он создавал её для себя, без заказчиков и конкретного назначения. Последние часы своей жизни 89-летний Микеланджело проводит один в своем доме в работе над Пьетой Ронданини, своим последним размышлением об искусстве, о жизни и смерти.

Фигуры Девы Марии и Христа необычайно далеки от его прекрасных атлетичных образов, они похожи на бесплотных призраков, на идею красоты и божественной любви, о которой думал Микеланджело в последние годы и дни.

По легенде перед смертью величайший гений произнес: «Как жаль, что я умираю теперь, когда только научился читать по слогам в своей профессии…»

116
Нравится: 116
Комментарии: 2
комментарии (2)

АВТОРИЗУЙТЕСЬ, чтобы Оставить комментарий
SB

Отмена
Отправить

Скульптура Микеланджело. Часть 2 - Simple + Beyond
0

Прекрасная статья, спасибо!

0

Статья прекрасная! Не хватило про роспись сикстинской капеллы, прям так было интересно, как там все будет, историю.. а ее не оказалось:( Рена, может напишете подробнее?

Читать еще
Z Collage Vintage 01 Collage Vintage
emily-jeffords-10 Художница Emily Jeffords
Laduree-Moscow-SimpleBeyond-03 Ladurée Moscow Grand Opening
free-people-erin-wasson-7 Video by Guy Aroch
Maison-Laduree-SB-01 Ресторан Ladurée в Париже

 

  • 8,755 отметок «Нрави
  • 11.8 тыс. отметок «Н
  • .
  • All about style, fas
  • {Uniform.}
  • 7,489 отметок «Нрави