+
Сикстинская капелла. Часть 1
106
11
Наверх

sistine-chapel-part-i-01

«Творение это принесло искусству живописи столько помощи
и света, что смогло осветить весь мир, на протяжении
стольких столетий пребывавший во тьме».
Джорджо Вазари

Сикстинская капелла — символ и центр христианского мира, главная капелла Апостольского дворца и жемчужина музеев Ватикана. На протяжении веков здесь проводились официальные церемонии, собрания папского двора, рождественские и пасхальные мессы. Сикстинская капелла сегодня — это не только музей. Именно здесь коллегия кардиналов собирается на конклав, в ходе которого избирается очередной Папа.

Сикстинская капелла — одно из самых значительных произведений искусства эпохи Возрождения. Здесь и грандиозный потолок, и стена, расписанные Микеланджело, и фрески Перуджино, Боттичелли, Гирландайо, и гобелены, выполненные по эскизам Рафаэля…

sistine-chapel-part-i-02

Сооружение Сикстинской капеллы

Итак, 1471 год. В Риме новый папа, Сикст IV делла Ровере, гуманист, эрудит и меценат. Своей главной задачей он видит укрепление позиций римской католической церкви. Сикст IV начинает не со строительства и отделки апартаментов, как многие его предшественники, а с благих дел: он передает в дар городу античные произведения искусства, в числе которых знаменитая Капитолийская волчица, открывает знаменитую Апостольскую библиотеку, госпиталь Санто-Спирито, по его приказу возводят мост Понте Систо, прокладывают знаменитые римские улицы: виа Лунгара и виа Джулия.

В числе прочего, Сикст IV распорядился построить новую часовню на месте старой домовой церкви. Работы были доверены архитектору Джованнино де’ Дольчи и продолжались с 1477 по 1481 год.

Капелла получила название Magna (великая, большая), а Сикстинской ее начали называть позже, после смерти основателя, Сикста IV.

Снаружи капелла представляет собой типичное здание для римской архитектуры XV века: тяжеловесное, суровое, аскетичное. Главная часовня Ватикана, сердце христианского мира, была неприступна и надежна как крепость. В городе, терзаемом междоусобицами, папа должен быть под надежной защитой.

Внутри же часовня была лишь прямоугольным помещением, длина его составляла 3 ширины, а высота — половину длины. Позже Микеланджело, ненавидевший Сикстинскую капеллу, назовет её амбаром, отказываясь расписывать свод.

sistine-chapel-part-i-03

Итак, после возведения самым важным вопросом стала роспись капеллы. Папа хотел видеть ее великой, настоящим чудом света. Нужны были художники. Причем, самые лучшие. А самые лучшие, как известно, работали во Флоренции.

Флоренция XV века — центр искусств, кузница Возрождения. Здесь, под покровительством блестящего мецената, Лоренцо де’ Медичи, живут и работают самые выдающиеся творцы своего времени. Лоренцо, при жизни прозванный Великолепным, был душой города, законодателем мод, первым гражданином и фактическим правителем Флоренции. Его дружба и покровительство — лучшее, что могло случиться с художником, скульптором, архитектором или литератором. Он, не жалея денег, наслаждался коллекционированием произведений искусства, делом своей жизни считал прославление Флоренции и династии Медичи, жил блестяще и ярко в окружении друзей и единомышленников.

Именно к Лоренцо Великолепному обращается Сикст IV с просьбой предоставить лучших художников для росписи главной капеллы Ватикана. Лоренцо, тонкий политик, соглашается помочь Папе. Искусство в его руках — не только красота, призванная услаждать глаз и душу, но и дипломатический инструмент. В 1480 году отношения между Римом и Флоренции можно было назвать сложными, только-только был заключен шаткий мир после междоусобиц, но до сих пор Лоренцо не мог забыть и простить то, что в результате заговора Пацци был жестоко убит его возлюбленный брат Джулиано. А к заговору был причастен и сам Папа, в тайне, желающий избавиться от молодых Медичи, ведь слава, богатство и могущество семьи Медичи росли день ото дня.

Итак, желая укрепить мирные отношения с Римом, Лоренцо Великолепный отправляет своих лучших художников в Сикстинскую капеллу. Он становится посредником: Папе он гарантирует, что работа будет выполнена наилучшим образом и точно в срок, а художникам — то, что заказ будет щедро оплачен. Художники, разумеется были свободны в своих решениях, но без участия Лоренцо ни один из них не двинулся бы с места.

sistine-chapel-part-i-04

В 1481 году в Рим прибывают флорентийские и умбрийские художники, лучшие из лучших. Среди них: Доменико Гирландайо (будущий учитель Микеланджело), Сандро Боттичелли (только что создавший свою знаменитую «Весну»), Пьетро Перуджино (будущий учитель Рафаэля), Пьеро ди Козимо, Лука Синьорелли, Бартоломео делла Гатта. С ними приезжает целая армия учеников, подмастерьев и помощников. В Рим они привозят свое искусство живописи — лучшее во всей Италии на тот момент.

Художников ждет непростой заказ. Сиксту IV не терпится увидеть капеллу законченной, время поджимает, да и работать для самого Римского Папы — величайшая честь для любого художника.

В архивах Ватикана сохранился контракт 1481 года, заключенный архитектором Джованнино де’ Дольче с четырьмя художниками: Перуджино, Боттичелли, Гирландайо, Козимо Роселли — на создание 10 фресок. Художники должны были уложиться в 5 месяцев — в противном случае они должны были заплатить серьезный штраф.

Художники успели в срок, было создано 16 фресок (12 из которых сохранились), и капелла была освящена Папой 15 августа 1483 года.

Результатом стали фрески необыкновенной красоты, написанные самым виртуозным образом. Выполненные в трех регистрах, они были традиционными для своего времени. Первый уровень — ложные портьеры, второй — сами фрески, верхний уровень — галерея пап-предшественников Сикста IV.

Иконографическая программа (схема того, что должно быть изображено) была разработана при участии самого Папы. На двух противоположных стенах разворачивались две сюжетные линии из Ветхого (на левой) и Нового (на правой) заветов. Левую стену заполнили фрески с историями из жизни Моисея, правую — из жизни Иисуса Христа. Папа избрал главной тему спасения в лоне христианской церкви: «Христос, подобно Моисею, ведет к спасению».

sistine-chapel-part-i-05

Роспись стен Сикстинской капеллы — случай уникальный. Для того, чтобы успеть в срок, знаменитые художники работали как одна команда. На каждую фреску уходило в среднем 45–60 дней. Работали одновременно каждый над своей фреской слева направо снизу вверх. Это обеспечило единую линию горизонта, стилистическую общность и соразмерность фигур на фресках разных художников. Объединяющим, своего рода «арт-директором» проекта, скорее всего, был Пьетро Перуджино, имеющий опыт работы над масштабными проектами. К тому же все фрески объединяет необыкновенно прекрасный пейзаж, и за него на всех фресках, возможно, отвечал молодой художник и будущая звезда — Пинтуриккьо.

sistine-chapel-part-i-06

Пьетро Перуджино «Крещение Христа»

Живопись Перуджино — ярчайший пример идеалов и манеры, распространенной в Умбрии и Тоскане. Гармония и аристократичность, симметрия, поэтичность, театральность, спокойствие и уравновешенность — так представлена сама идея спасения в христианской церкви.

Типичным приемом, характерным для тосканской и умбрийской школ, стало изображение нарядных и знатных современников наряду с библейскими героями. Кроме того, в сцене крещения Христа, как известно, произошедшем в водах Иордана, присутствуют и римские достопримечательности: Колизей, арка Константина и романская колокольня.

sistine-chapel-part-i-07

Сандро Боттичелли «Призвание Моисея»

Работает в Сикстинской капелле и Сандро Боттичелли. Эмоциональный, трепетный и пылкий художник, влюбленный во Флоренцию, очарованный и преданный её идеалам. Он только что написал свою знаменитую «Весну». В Риме ему скучно, он мечтает поскорее закончить работу и вернуться к своему другу и покровителю Лоренцо Великолепному. Вскоре после приезда он напишет для него «Рождение Венеры». А пока на стенах папской часовни Боттичелли остается верен себе.

Его живопись символична и аллегорична. В центре, переплетаясь ветвями, изображены два дерева, дуб и апельсин. И это неслучайно. Дуб и всё, что с ним связано (листья, ветки, желуди), — геральдические знаки фамилии делла Ровере, а апельсин — символ Лоренцо де’ Медичи. Так, тонко и изысканно, Боттичелли изображает мир, установившийся между Римом и Флоренцией.

Ну и конечно, мало от кого ускользнет то обстоятельство, что в чертах каждой изображенной женщины угадываются черты музы художника, знаменитой Симонетты Веспуччи, ставшей его путеводной звездой.

sistine-chapel-part-i-08

Потолок Сикстинской капеллы

Как известно, роспись потолка Сикстинской капеллы была выполнена Микеланджело. Но каким был этот потолок до него?

Сохранились рисунки, согласно которым можно утверждать, что потолок представлял собой лазурное небо с золотыми звездами и символизировал небесный свод. Создал его, согласно платежным документам, художник Пьер Маттео д’Амелия. Потолок при кажущейся простоте был баснословно дорогим, потому как драгоценной лазури на него ушло безмерное количество. И таким бы, возможно, и сохранился бы потолок до наших дней, если бы не два обстоятельства: трещина на этом самом потолке и очередной Папа, Юлий II, также из рода делла Ровере, племянник Сикста IV.

sistine-chapel-part-i-09

Юлий II желает быть Папой, во время правления которого были бы созданы самые выдающиеся произведения искусства. Со всей Италии в Рим приглашаются лучшие архитекторы, скульпторы и художники. Среди них Браманте, Рафаэль и Микеланджело. Последний прибывает в Рим, желая заниматься скульптурой, предлагает грандиозный проект папской гробницы (подробнее читайте здесь), но в результате интриг, что плетет за его спиной Донато Браманте, после месяцев томительного ожидания слышит от Папы: «Ты распишешь для меня свод Сикстинской капеллы».

Микеланджело в ярости, он, не помня себя, ругается с Папой, отказывается от работы и уезжает во Флоренцию. Микеланджело, известный тем, что обращается с Папой как с каменотёсом, а с каменотёсом — как с Папой, оскорблен и унижен. Но власти Флоренции, не желая обострять и без того сложные отношения с Папой, уговаривают скульптора вернуться в Рим и подчиниться.

Микеланджело соглашается, уверенный, что эта работа принесет ему лишь страдание и позор. «10 мая 1508 года — начинаю работать!» — так он напишет в одном из писем. Четыре года он будет фактически жить, есть и спать на высоте 20 метров, ненавидя каждую минуту, проведенную здесь. Его здоровье будет подорвано, а сам он так и не проникнется любовью к этому проекту.

Свод Cикстинской капеллы — самый большой из всех существовавших на тот момент — был передан Микеланджело. Также ему была дана полная свобода изобразить на потолке всё, что он только пожелает. Изначально Микеланджело решил изобразить лишь 12 апостолов, на что дал свое согласие и Юлий II. Но Микеланджело не был бы собой, если бы в его воображении не возник другой замысел. Итогом работы стала грандиозная роспись, поразившая и поражающая всех без исключения.

История сотворения мира, грехопадение, всемирный потоп, ожидание Спасителя — лишь неполное описание той грандиозной философской и художественной работы, что проделал Микеланджело, и на что был способен лишь он один.

sistine-chapel-part-i-10

Роспись Сикстинской капеллы необычайным образом соединяет в себе живопись, скульптуру и архитектуру.

Итак, Микеланджело изображает:

  • в центре — эпизоды сотворения мира, грехопадение и истории жизни Ноя;
  • на треугольных конструкциях, соединяющих свод со стенами, и на арках, что они образуют на стенах, — полную родословную Иисуса Христа;
  • на четырех угловых треугольниках — истории чудесного спасения израильского народа (Давид и Голиаф, Юдифь и Олоферн и т. д.);
  • на потолке — 5 языческих прорицательниц-сивилл и 7 ветхозаветных пророков, предсказавших пришествие Христа;
  • свободные пространства заполнены 10 парами фигур обнаженных юношей с медальонами на манер античности;
  • кроме того, расписаны были и бронзовые медальоны.

История будет неполной, если не упомянуть, что Микеланджело не работал до этого в технике фрески. То есть перед ним стояла грандиозная задача, которую к тому же было тяжело решить технически.

Тогда Микеланджело зовет своих друзей, флорентийских живописцев. Они не были гениями, но техника фрески была им знакома. Художники были воодушевлены и полны решимости показать себя. Микеланджело позвал их в Сикстинскую капеллу и попросил за один рабочий день (фрески писались по сырой штукатурке, и именно день был единицей измерения времени) изобразить то лучшее, на что они были способны. Художники старались, работали усердно и вдохновенно, но когда Микеланджело увидел результат их работы, он понял, насколько они далеки от его замысла, и, как свидетельствует Вазари, выгнал их вон и перестал принимать у себя дома.

Микеланджело начинает со стороны входа и работает лишь над половиной потолка, скрыв её полотнищем. На этой стадии еще можно было не только находиться в помещении капеллы, но и проводить собрания, для которых капелла была предназначена. Папа Юлий II неоднократно и сам, не без помощи Микеланджело, забирался по строительным лесам посмотреть, как продвигается работа.

Позже Микеланджело закроет двери капеллы для всех, включая Папу. Тот гневался на Микеланджело за то, что ему, Папе, нельзя посмотреть работу. Он пытался подкупить подмастерьев, приходил переодетым, прятался, а Микеланджело ругался, кидался досками, долго злился и грозил прекратить работу. Однако эти двое, хоть и ругались постоянно, но все же любили друг друга.

И когда Юлий II узнает, что на свежих фресках проступает плесень (что доводит Микеланджело до отчаяния), он тайно отправит ему на помощь архитектора Джулиано да Сангалло, а тот учит его устранять это досадное, но обычное для Рима явление. А когда Браманте упрашивал Папу, передать вторую половину потолка Рафаэлю, Папа отказал тому наотрез.

Первые фрески принесли Микеланджело самые большие мучения. К примеру, всемирный потом переписывался неоднократно, работа шла медленно и тяжело.

Но по мере продвижения к алтарной стене, замысел Микеланджело представлялся ему все яснее и становился все более наполненным.

sistine-chapel-part-i-11

Сотворение Адама

Сотворение Адама — один из самых ярких образов в истории изобразительного искусства. Первый человек пробуждается к жизни, безвольно протягивая руку, в которую могучая рука творца вливает жизненную энергию. Эта сила чувствуется настолько ясно, что заставляет понимать: именно в этом минимальном расстоянии от руки Бога до руки Адама скрыта самая суть искусства Микеланджело. Необыкновенная сила творения, искра, которую он умеет вложить в свои творения.

sistine-chapel-part-i-12

В «Сотворении Адама» Микеланджело подчеркивает, что человек создан Богом по своему образу и подобию. Именно это изображено в том, как и с какой любовью Бог смотрит на Адама, словно всматриваясь в свое же, но более молодое отражение. Изобразительное решение, немыслимое для своего времени!

Сам он говорил: «Хорошая живопись — это как бы сближение, слияние с Богом… Она лишь копия Его совершенств, тень Его кисти, Его музыка, Его мелодия… Поэтому художнику недостаточно быть великим и умелым мастером. Мне кажется, что и жизнь его должна быть возможно более чистой и благочестивой, и тогда Святой Дух будет направлять все его помыслы…»

sistine-chapel-part-i-13

Микеланджело — величайший гений из всех существовавших когда-либо, он признавался, что работал резцом или кистью быстро, словно им владела какая-то неведомая сила. Но вот кристаллизация замысла, эскизы, раздумья занимали почти всё его время. Для каждого проекта Микеланджело создавал бесчисленное множество рисунков с натуры, занимался вскрытием трупов, изучая, исследуя человеческое тело.

Есть два слова, которые характеризуют Микеланджело точно и полно: тело и движение. Изучению молодого мужского обнаженного атлетичного тела (именно мужское тело он считал венцом творения) в самых разных его положениях Микеланджело посвятил всю свою жизнь.

sistine-chapel-part-i-14

Грехопадение и изгнание из рая

Для Микеланджело человек — самое главное. В его живописи нет деталей, пейзажей, ничто не отвлекает от главного. Изображая только тело человека, он умеет передать идеи, мысли, чувства.

В сцене грехопадения телá первых людей прекрасны и полны молодости: Ева молода и красива, Адам в расцвете жизненных сил. Но как обезобразил и состарил их грех! Как пристыжён Адам и как унижена Ева в сцене изгнания из рая.

sistine-chapel-part-i-15

Обнаженные

Также на потолке, заполняя свободное пространство, изображены 20 обнаженных мужских фигур, держащих медальоны в духе античности. На современников они произвели небывалый эффект своей натуралистичностью и многообразием поз, движений, пластики. Кажется, все чувства, мысли, сомнения вкладывал Микеланджело в эту работу, выражал идеи, искал ответы на свои вопросы, стремился к обретению красоты и ускользающего совершенства.

sistine-chapel-part-i-16

Пророки и сивиллы

7 ветхозаветных пророков, каждый из которых написан так живо и виртуозно, что производит не живописный, а скорее скульптурный эффект. И для каждого Микеланджело ищет свое, особенное выражение. К примеру, Исайя задумчив и созерцателен, в фигуре Изекеля заключен энергичный порыв и буря эмоций, пророк Иона — гигант, нависающий над стеной с изображением Страшного суда, — поражает своей грандиозностью.

sistine-chapel-part-i-17

Исключительны также и языческие сивиллы, замершие в ожидании Спасителя. Папа Юлий II отличался широтой взглядов, допуская что спасение возможно для всех народов, даже для не-христиан.

Пророчиц отличает сила, мощь, красота и спокойная уверенность — вполне возможно, что для эскизов Микеланджело использовал натурщиков-мужчин.

sistine-chapel-part-i-18

Работа подходила к концу, Микеланджело годами не лежал (вопреки устоявшемуся мнению), а стоял на лесах, запрокинув голову назад. В плохо освещенном помещении у него испортилось зрение, он страдал артритом, сколиозом, инфекцией ушей, возникший от контакта с краской.

Сохранилось письмо другу с сатирическим сонетом и карикатурой, изображавшей его самого под потолком. А вот и перевод:

Я получил за труд лишь зоб, хворобу <…>
Да подбородком вклинился в утробу;
Грудь как у гарпий; череп мне на злобу
Полез к горбу; и дыбом борода;
А с кисти на лицо течет бурда,
Рядя меня в парчу, подобно гробу;
Сместились бедра начисто в живот;
А зад, в противовес, раздулся в бочку;
Ступни с землею сходятся не вдруг;
Свисает кожа коробом вперед,
А сзади складкой выточена в строчку,
И весь я выгнут, как сирийский лук.

sistine-chapel-part-i-19

31 октября 1512 года Микеланджело откроет двери Сикстинской капеллы. Первыми роспись увидят Юлий II, Браманте, Рафаэль, а потом и весь Рим. Люди приходили и стояли, остолбенев, пораженные и красотой, и совершенством, и величием таланта Микеланджело.

Позже, во время своего путешествия по Италии, Гете напишет: «Не увидев Сикстинской капеллы, невозможно до конца осмыслить то, чего способен достичь человек».

Микеланджело вернется в Сикстинскую капеллу спустя 25 лет, чтобы вновь превзойти самого себя…

Продолжение следует!

23 ноября 2016
106
нравится 106 комментарии 11