+
Французская классика: 5 произведений XIX века
64
Наверх

Не секрет, что французская литература является одной из старейших и богатейших в Европе. Ниже Лейла Будаева расскажет о некоторых ключевых произведениях, созданных в XIX веке.


1. Виктор Гюго, «Собор Парижской Богоматери» (1831)

«Ты мнишь себя несчастной! Увы! Ты не знаешь, что такое несчастье»

Время, когда писались романы подобные этому, было эпохой невинности. Красавица Эсмеральда, страдалец Квазимодо, зловещий архидьякон во всем известных персонажах Гюго столько чистоты / благородства / неистовства, что они кажутся идеальными квинтэссенциями этих понятий. Накал их страстей силён и страшен, но всё же наивен. Счастье прочесть книгу в юности и поверить ей, не рассуждая.

Но есть и то, что замечается лишь с возрастом. Произведение — изумительный образец литературы эпохи романтизма с её незаурядными персонажами и бурными чувствами, но всё это отходит на второй план, когда Гюго пишет о своём главном герое кафедральном Соборе Парижской Богоматери. Он откровение, воплощённое в металле и камне, неприкосновенное и вечное. Размышления писателя о природе зодчества и книгопечатания, его внимательный взгляд на средневековый город такие же важные составляющие романа, как тревоги и радости прелестной уличной плясуньи Эсмеральды.

Сегодня роман может показаться несколько архаичным, но в красоте и подлинной человечности ему никак не откажешь.

2. Оноре де Бальзак, «Тридцатилетняя женщина» (1842)

«Рассуждать там, где надо чувствовать, –  свойство бескрылой души»

История жизни Жюли д’Эглемон это история ошибок, совершённых в угоду неуёмному воображению и слепому упрямству. Потакая собственной восторженности, эта целомудренная и совсем не глупая женщина сгубила любимого мужчину нелепо, бездумно, бессмысленно.

Романы Бальзака всегда больше, чем романы о любви. Сюжет в них, в общем-то, вторичен не суть важны и персонажи. Его главные герои это нравы. Нравы, диктующие образ мысли и образ жизни; нравы, равноспособные отравить чистую душу и обелить само воплощение порока.

Книга неоднозначна. Она остроумна, местами фантастична, но всегда точна и правдива в изображении движений человеческой души. Бальзак не морализует, не обвиняет и не оправдывает. Он лишь с глубоким уважением повествует о жизни, прожитой согласно велениям сердца, в равной мере познавшего радость и боль.

3. Гюстав Флобер, «Госпожа Бовари» (1857)

«…отчего мгновенно истлевало то, на что она пыталась опереться?»

Сегодня это один из ключевых романов мировой художественной литературы, но в 1857 его сочли аморальным и привлекли автора к суду.

Измученная унылым бытом и бесплодными фантазиями о лучшей доле, Эмма Бовари изменяет мужу, тратит деньги на пустые прихоти, путается в собственной лжи и, будучи не в состоянии расплатиться с долгами, принимает яд.

Как её осудить? Перед нами не роковая femme fatale, а сентиментальная молодая женщина, способная упиваться чувствами до самозабвения. Ей жаль себя. Разве это справедливо прозябать в провинции, быть женой бесталанного лекаря и вести жизнь мещанки средней руки?

Она жаждет роскоши и красоты и это понятно. Но, не имея ни того, ни другого, замыкается в себе, злится и впадает в уныние. Она хороша собой немудрено, что на неё обращают внимание. Вот только ни муж, ни любовники не видят, да и не хотят видеть того, кто она на самом деле, восторженная и простодушная пансионерка, желающая вручить себя любимому и бежать с ним на край света. Она не глупа, но едва ли сознаёт, что такое реальная жизнь. Весь мир заключён в объекте её привязанности, остальное условности, на которые лучше закрыть глаза. Жуткая развязка закономерна и предопределена. Иначе и быть не могло.

Книга стилистически выверена Флобер всегда славился умением идеально подобрать слова. И расставляя главные акценты, писатель раз за разом напоминает об одном: «не судите».

4. Анатоль Франс, «Таис» (1890)

«Бойся оскорбить Венеру – её месть ужасна»

Роман на тему предания об обращении в христианство знаменитой александрийской куртизанки Таис. В 1890 году книга вызвала открытое недовольство и была признана антиклерикальной. Почему? Потому что Франс противопоставил идею религиозной страсти страсти плотской и создал подлинную драму.

Праведник Пафнутий решает отвратить Таис от порока и убеждает её покинуть языческую Александрию, чтобы удалиться в женскую обитель. Что движет им? Незыблемая вера? Да думает он. Но в чём причина его ревности и жгучего беспокойства? Он знает эту женщину и долгие годы любит её, не смея признаться в этом самому себе. Мучительная борьба его воли с чувством, то есть с Венерой (мифической богиней любви и красоты), определяет философскую сторону романа.

То, что на пути к Таис, Пафнутий руководствуется не только убеждениями, но и страстью, в которой не отдает себе отчёта, очевидно с первых страниц. Тем больнее наблюдать, как его мир, некогда целостный и ясный, рассыпается в прах. Ведь приняв вожделение за жажду спасти заблудшую душу, он обманул сам себя и за это был наказан.

Франс блестяще воссоздал эстетику позднего античного мира и образ жизни христиан первых веков нашей эры. И в этом неоспоримая прелесть и ценность книги.

5. Проспер Мериме, новеллы

 «…мы находим некоторое утешение для самолюбия, рассматривая нашу слабость с высоты нашей гордости»

Завершу подборку сборником короткой прозы. «Венера Илльская», «Двойная ошибка», «Этрусская ваза» изящные зарисовки чувств во всей их уязвимости, спонтанности и новизне. Маленькие трагедии, где расплатой за досадный промах или отчаянный самообман станет собственная жизнь — нелепо, просто и неотвратимо… В повести «Локис» влюблённый граф окажется лютым зверем чем не история красавицы и чудовища, только наоборот? От меткой, лаконичной прозы Мериме мурашки бегут по коже, но холодная ирония автора быстро приходит на помощь. Правда человеческих характеров развенчивает иллюзии, а разум просвещает чувства, поэтому чтение этих новелл самое то.

26 января 2018
64
нравится 64 комментарии 0